Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Елена Фоурмен, жена Рубенса Введение »
Антверпен - Италия - Испания »
Растущая слава »
Галерея Марии
Медичи
»
Дипломатическая деятельность »
Последнее
десятилетие
»

   
   
   
Дети Рубенса
Альберт и Николас Рубенсы, дети художника

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19

Петер Пауль Рубенс. Письма. Документы

I. Антверпен - Италия - Испания. 1589-1608

Аннибала Иберти – Аннибале Кьеппио

Вальядолид, 31 июля 1603 г. [итал.]
[...] Фламандец начал работать над портретами во исполнение приказания Его Светлости, кроме того, он ожидает распоряжений Герцога Лермы, который все медлит с окончательным решением.

Аннибала Кьеппио - Аннибале Иберти

Мантуя, 14 августа 1603 г. [итал.]
Успешное поднесение подарков весьма смягчило сердце Его Светлости по отношению к Фламандцу; до того Герцог был недоволен большими расходами. Думаю, теперь его отчет будет принят с большей легкостью.

Рубенс - Аннибале Кьеппио

Вальядолид, 15 сентября 1603 г. [итал.]
Славнейший Синьор.
Я получил из рук господина Бонати письмо Вашей Милости с заверением, что Его Светлость хоть немного удовлетворен моими услугами; я приписываю это отчасти Вашему милостивому покровительству, отчасти правдивости господина Иберти, поскольку не ведаю за собой никакой заслуги, но также и никакой вины - ни в отношении расходов во время путешествия, ни в каких-либо иных делах вплоть до сегодняшнего дня. Я не боюсь подозрений ни в небрежности, ни в хищении, противопоставляя первому некоторое знакомство по опыту [других людей со мной], а второму - мою полную невиновность. Говоря это, я не забываю о пословице: кто без нужды себя обеляет, тот себя обвиняет, но слова мои вызваны кое-чем, что Вашей Милости известно. Относительно возвращения я целиком полагаюсь на указания господина Иберти, который до сих пор со всею мудростью распоряжался мною и моими трудами, чтобы удовлетворить вкусам [на полях: и требованиям] Герцога Лермы к чести Его Светлости, ибо есть надежда, что благодаря большому конному портрету в Испании узнают, что Его Светлости служат не хуже, нежели Его Величеству. То же самое я сделаю и во Франции, если будет подтверждено распоряжение нашего Государя и Светлейшей Государыни, данное мне при отъезде, но более не упоминавшееся ни в одном письме. Соблаговолите, Ваша Милость, сообщить мне новые приказания, которые я немедленно исполню, будучи лишен иных пристрастий и интересов, кроме интересов моих покровителей. В ожидании сего препоручаю себя благорасположению Вашей Милости и целую руки.
Вашей Милости преданнейший слуга Пъетро Пауло Рубенс.

Аннибале Иберти – Винченцо Гонзага

Вальядолид, 19 октября 1603 г. [итал.]
Светлейший Государь и досточтимый Покровитель.
Господин Герцог Лерма написал мне, чтобы я послал Фламандца в Вентосилью - его поместье, где сейчас находится и Король, в пятнадцати милях отсюда, - чтобы закончить заказанный ему Его Превосходительством конный портрет; в той мере, в какой он уже написан, он, по всеобщему суждению, удался прекраснейшим образом.

Вальядолид, 23 ноября 1603 г. [итал.]
Позавчера я возвратился из Эскориала, куда в течение месяца сопровождал Его Величество, чтобы добиться решения относительно [шифр]. Неоднократно мне представлялся случай напоминать об этом Герцогу Лерме благодаря тому, что он старался раздвоиться ради окончания своего портрета. Портрет понравился ему необычайно, и он всячески показывал, что весьма благодарен Вашей Светлости за удовольствие, доставленное ему Вашими слугами. [...]

Рубенс - Аннибале Кьеппио

Вальядолид, [ноябрь] 1603 г. [итал.]
Из последнего письма Вашей Милости я, кажется, могу заключить, что его Светлость продолжает настаивать на своем решении отправить меня во Францию, о чем он говорил перед моим отъездом. Если господин Герцог желает этого путешествия только ради тех портретов, то да будет мне позволено высказать мнение о моей пригодности для такого поручения. Я несколько смущен тем, что в ряде писем к господину Иберти господин Герцог торопит меня вернуться и что Вы делаете то же в письме от 1 октября. Дело, которым я занят, не терпит поспешности; к тому же при исполнении поручений такого рода всегда возникает множество неизбежных препятствий. Я убедился в этом на личном опыте моих Римской и Испанской миссий, когда назначенные мне сроки из недель превращались в месяцы. Господин Иберти знает, какая безжалостная необходимость принудила его и меня ad jus usurpandum [действовать самочинно - Лат.] за отсутствием приказаний. Поверьте мне, французы не уступят римлянам и испанцам в любви к художествам, особенно оттого, что их Король и Королева не чужды искусству, что доказывают великие работы, ныне прерванные inopia operarium [из-за недостатка исполнителей - Лат.]. Обо всем этом я имею подробные сведения, равно как и о попытках набрать достойных художников во Флоренции и Фландрии и даже, вследствие плохой осведомленности, в Савойе и Испании. Я не сообщал бы Вашей Милости подобных новостей (Ваша Милость да простит меня), если бы я уже не выбрал своим покровителем Его Светлость, пока он разрешает мне считать Мантую моей приемной родиной.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru