Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Дом Рубенса Щедрый дар Божий » Влияние Италии » Золотой фундамент » Король художников » Радость всем -
горе одному
» В поисках мира » Возрожденная
молодость
» Неиссякаемая мощь »

   
   
   
Рубенс
Питер Пауль
Рубенс, 1638


1 2 3 4 5 6

К.В.Уэджвуд. "Мир Рубенса"
Исследование творчества

Радость всем, горе одному

Если первые несколько лет 1620-х годов были счастливыми и очень плодотворными для Рубенса, то для страны это было смутное время. В 1621 году за несколько недель до истечения срока перемирия умер эрцгерцог Альберт. Это печальное событие радикально меняло статус Испанских Нидерландов. Когда в 1598 году эрцгерцог с эрцгерцогиней брали власть в свои руки, они надеялись, что у них родится сын, который станет сюзереном независимых Нидерландов. Но увы, сын так на свет и не появился, и в результате вся власть вернулась к испанскому королю. Казалось, это не имело большого значения, так как Филипп IV немедленно своим указом назначил эрцгерцогиню управлять Нидерландами от его имени. Ее ум, недюжинные способности делали ее равной с супругом, и преемственность политического курса таким образом была обеспечена. Но ей уже стукнуло 55, а такой возраст в те времена считался уже преклонным. Ее вполне вероятная смерть могла привести к потере независимости Испанских Нидерландов в пользу далекого Мадридского двора, к тому же страна могла попасть в руки какого-нибудь не вполне компетентного испанского назначенца. Пока этого не произошло, оставалось только надеяться, что с голландцами будет заключен мир, который приведет к процветанию страны и твердому порядку в ней. Когда ее муж, эрцгерцог, умер, эрцгерцогиня надела монашеское платье, которое не снимала до конца жизни. В нем она позировала Рубенсу, когда он рисовал ее официальный портрет в 1625 году. Общественные деятели той поры не столь щепетильно, как сегодня, заботились о сохранении своего «имиджа», однако самые прозорливые и интеллигентные из них все же принимали нужные меры, чтобы создать у окружающих верное представление о себе, и тщательно отбирали свои портреты для копий и гравюр, которые продавались их подданным. Рубенс написал эрцгерцогиню без малейшей лести. На полотне мы видим тяжеловесную, крепко сбитую монахиню с волевыми чертами лица, отличавшегося довольно сомнительной красотой. Но это далеко не обычная, заштатная личность. У нее внимательный, властный, ничего не пропускающий взгляд, твердые, свидетельствующие о решительности, складки у рта. Ее лицо внушает доверие и уважение, именно этого эрцгерцогиня стремилась добиться от своего народа.
Главным советником эрцгерцогини Изабеллы сейчас, когда война с голландцами возобновилась, стал главнокомандующий ее армией Амброджио Спинола, профессиональный воин из Генуи. В те времена, когда все подозревали друг друга в отсутствии должной лояльности, использование на королевской службе иностранных генералов считалось неприличным, но эрцгерцогиня презрела подобные рассуждения, стараясь подобрать на эту должность самого способного военачальника, независимо от его национальности и места рождения. Рубенс, являясь законопослушным гражданином и слугой эрцгерцогини, проявлял глубокий интерес к государственным делам. Он позже признавал, что поначалу не доверял Спиноле, подверженному иноземным влияниям, но вскоре сумел по достоинству оценить все его несравненные добродетели. В письме к другу он называл его «человеком великого благоразумия и скромности», но с горестным упреком добавлял, что он «смыслит в живописи не больше привратника». Тем не менее Спинола делал Рубенсу заказы и весьма ценил художника за его постоянно проявляемый интерес к общественной жизни. На сделанном Рубенсом приблизительно в это время портрете он изображен в полный рост, рука лежит на эфесе шпаги, взгляд - внимательный и настороженный. Обязанности Рубенса как придворного художника иногда прерывали его более серьезную работу. Однажды их с Яном Брейгелем спешно послали в Брюссель, чтобы украсить интерьер анфилады комнат во дворце, который собирался посетить старший сын польского короля. После приезда принца Рубенсу предстояло лично его встретить и показать свою мастерскую, а также свою коллекцию античных древностей. По этому случаю также требовалось написать портрет королевского посланника. Но вскоре его ожидала куда более важная и серьезная работа. Рубенс был сильно разочарован тем, что к нему больше не поступало никаких новостей по поводу предстоящей росписи дома для приемов английского короля в Уайтхолле. Ему ужасно нравилась идея украсить интерьер этого дома, так как он был построен в свойственном для Италии афинском стиле, которым он восхищался не менее, чем итальянской живописью. Он, конечно, был в восторге от представившейся ему возможности создать декоративные украшения для громадной антверпенской церкви иезуитов, для этого огромного сооружения тоже в итальянском архитектурном стиле. Но ему ужасно хотелось обогатить своим искусством большое светское по назначению здание в том же стиле, прославить какой-нибудь дворец на севере, как, например, своим творчеством прославили большие венецианские дворцы такие знаменитости, как Тициан, Тинторетто и Веронезе.
Рубенс сам попытался установить новый стиль в гражданской архитектуре в Нидерландах, сделав кое-какие добавления в итальянском духе на своем доме. Он также готовил к печати несколько гравюр с изображениями главных генуэзских дворцов, искренне надеясь, что они станут примером для северных архитекторов и позволят вытеснить то, что он называл «варварским или готическим стилем». Все здания, по замыслу Рубенса, будут иметь просторный, классический по характеру облик. Поэтому он с величайшим восторгом принял в 1621 году предложение украсить интерьер великолепной резиденции королевы-матери Франции, которая в это время строилась в Париже. Люксембургский дворец после своего завершения наверняка станет одним из самых прекрасных примеров итальянского стиля к северу от Альп. Такое важное задание, на выполнение которого у Рубенса ушла большая часть времени в течение следующих трех лет, стало достойным его необычной, творческой, бьющей через край энергии. Королевой-матерью была Мария Медичи, флорентийская принцесса, на свадьбе которой побывал Рубенс вместе с герцогом Мантуанским, когда работал на него двадцать лет назад. Ее муж, французский король Генрих IV, был убит в 1610 году, и в результате такого злодейства она стала регентом до восхождения на престол своего малолетнего сына, будущего короля Людовика XIII. Глупая, своенравная женщина, жадная до власти, она легко поддавалась влиянию льстивых, дурно подобранных фаворитов. Одному из них, флорентийскому авантюристу по имени Кончино Конини, удалось удерживать под своим контролем французское правительство в течение ряда лет. Потом, в 1617 году, шестнадцатилетний Людовик, физически устранив Конини, взял всю власть в стране в свои руки, а матушку прогнал со двора. Несмотря на свое не подобающее сыну поведение, Людовик XIII был по натуре любящим, благочестивым человеком. Он не хотел враждовать с матерью и был готов примириться с ней, если только она оставит все свои закулисные политические интриги. Примирение произошло в 1621 году. Ее вернули в Париж, где она теперь тратила целое состояние на возведение своей новой резиденции.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru