Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Дом Рубенса Щедрый дар Божий » Влияние Италии » Золотой фундамент » Король художников » Радость всем -
горе одному
» В поисках мира » Возрожденная
молодость
» Неиссякаемая мощь »

   
   
   
Рубенс
Питер Пауль
Рубенс, 1638


1 2 3 4 5 6 7 8

К.В.Уэджвуд. "Мир Рубенса"
Исследование творчества

Влияние Италии

Когда Питер Пауль Рубенс отправлялся в путешествие по Италии, он был к нему подготовлен гораздо лучше всех тех молодых художников, которые пересекали гряду Альп до него. Он уже свободно разговаривал на итальянском, который, вероятно, выучил от отца еще в детстве. Он также свободно читал и писал на латыни и был основательно знаком с величайшими писателями античности. К июню 1600 года он уже был в Венеции. Этот богатый город, королева Адриатики, уже прошел зенит своей славы, но в нем еще не было заметно особых признаков упадка. Архитектура и декоративные искусства процветали, как и в Антверпене. Легко можно представить себе, как молодой Рубенс изучает узкие улочки между высокими домами, останавливается на мостах, переброшенных через каналы, наслаждаясь каждой новой перспективой, открывающейся у него перед глазами в этом отражающемся от воды свете, как он благоговейно входит в церкви, как с большим вниманием и восторгом разглядывает общественные здания с их резными дверями, позолоченной лепкой потолков, как осматривает монументальные гробницы, как любуется богатым интерьером и сверкающими красками работ венецианских мастеров прошлого столетия.
Тициан, величайший из всех художников, умер в 1576 году, за год до появления на свет Рубенса. Его слава, которая распространилась по всей Европе еще при его жизни, пока не утратила своего ярчайшего блеска. По мере того как зрел талант молодого фламандского живописца, его восхищение старым мастером неуклонно возрастало. Великолепные краски Тициана, его уверенная, но мягкая линия, мастерство его формы и сила воображения с каждым годом все сильнее поражали Рубенса, оказывая на него все большее воздействие. В конце концов он приобрел девять картин Тициана для своей коллекции и сделал копии еще с тридцати. Даже на высочайшем взлете своей славы он всегда относился к Тициану с величайшим почтением и любовью как к самому выдающемуся из всех мастеров. Но будучи молодым человеком, который любуется великолепием венецианской живописи впервые, он отдавал предпочтение произведениям Тинторетто и Веронезе. Переходя из одной залы в другую во Дворце дожей в Венеции, он видел, что эти дивные стены и потолки украшены знаменитыми художниками христианскими образами и языческими аллегориями - их вкладом в могущество Венеции, отражением ее славной прошлой истории. На одной из стен зала Большого совета находящийся в преклонном возрасте Тинторетто со своим сыном недавно завершили одну из самых больших в мире картин, размером 72 на 23 фута. Это мерцающее видение рая, где мириады блаженных через череду расширяющихся арок глядят на Спасителя и Богоматерь, объятых ярким светом. Рубенс также изучал работы Тинторетто в просторных залах скуолы ди Сан Рокко, в холле Венецианской гильдии, обращая особое внимание на использование мастером поперечных лучей света, пересекающих темные тени. Особый интерес вызывали у него человеческие фигуры, пытающиеся поднять крест на великой картине «Распятие на кресте». Прошло шесть лет со дня смерти Тинторетто, но его семейная студия продолжала дело отца. Этим занимались его сыновья, зять и, по крайней мере, одна дочь. Когда Рубенс был в Венеции, их деятельность продолжалась, ее возглавлял сын Тинторетто Доменико. Используя бесчисленные наброски и рисунки, оставшиеся после мастера, членам его семьи удавалось создавать вполне приемлемые копии, и этот процесс продолжался еще, по крайней мере, целых полстолетия. Рубенс, конечно, не мог не посетить такой интересный цех по производству живописи. Он, вероятно, увидел там не только горы рисунков, - этот целый своеобразный словарь экспрессивных жестов, лиц, поз, уже готовых для копий, если только возникает необходимость в большой картине, - но и мог разгадывать этюды, выполненные маслом, усваивая первые, поразившие, словно молнией, идеи этого гения, эти наскоро набросанные глыбы форм и света, предназначенные для какого-то великого замысла.
Рубенса в не меньшей мере привлекали и воздушные, яркие картины Веронезе, которые украшали интерьер собора Святого Себастьяна. Через много лет он будет черпать в них вдохновение, когда будет расписывать потолок иезуитской церкви в Антверпене и громадный дом приемов для английского короля. Пребывание Рубенса в Венеции, однако, было вскоре прервано из-за одной представившейся ему возможности, которую он не мог позволить себе упустить. В июле 1600 года в Венеции остановился Винченцо I, Гонзага, герцог Мантуанский, владелец небольшого герцогства в Северной Италии. Он возвращался домой после путешествия по Северной Европе. Винченцо, этот тщеславный, распутный принц, проматывал громадные суммы на красивых женщин, стараясь пустить всем пыль в глаза. Но он обладал к тому же и качествами, искупающими его вину. Он был покровителем изящных искусств, музыки и словесности, и поэтому с особой симпатией относился к талантливым людям. Он всячески лелеял и поощрял музыкальное дарование Монтеверди, и во многом благодаря усилиям этого молодого человека великий итальянский поэт Торкватто Тассо был выпущен из сумасшедшего дома и мог вернуться к нормальной жизни. Винченцо во время своего путешествия по Северной Европе посетил Антверпен, где, вероятно, мог кое-что слышать о Рубенсе, хотя об этом не сохранилось никаких письменных свидетельств. Однако, как гласит предание, один из спутников герцога случайно встретился с Рубенсом в гостинице. Разговорившись с ним, молодой художник показал ему свои наброски. Они произвели сильное впечатление на этого синьора, и он показал их герцогу, который тут же пригласил Рубенса отправиться вместе с ним к нему в Мантую. Служба у герцога, конечно, давала многие преимущества, но ценой определенного раболепия. Покровители искусств из числа принцев обычно не оказывали молодым дарованиям поддержку для дальнейшего развития талантов.
Рубенсу предстояло самому зарабатывать себе на жизнь. Вначале ему было предложено сделать копии с известных портретов в коллекции герцога, рисовать портреты хорошеньких женщин для галереи красоток, которую Винченцо, следуя моде, собирался организовать в Мантуе, а также создавать декорации для торжественных случаев и празднеств при дворе. Вслед за этим могли поступить и другие, более интересные заказы, но в этом, однако, не было никакой уверенности. И все же предоставленные ему возможности значительно перевешивали все связанные с этим тяготы и неудобства. Молодой художник мог свободно путешествовать по Италии и любоваться самыми лучшими картинами. К тому же очень скоро герцог предоставил ему полное право выбирать шедевры, чтобы снять с них копии для своей коллекции. Кроме выгоды от финансируемых герцогом поездок по стране с целью изучения искусства Ренессанса, Рубенс, работая для такого знатного человека, мог рассчитывать на знакомства с другими патронами, любителями искусства. От него требовалась лояльность по отношению к своему покровителю в пределах разумного, и никто не запрещал ему брать дополнительные заказы, если только это не мешало его службе у герцога.

« назад     вперед »


  Социальная реклама: » Диагностика туберкулеза. В dntpasteur.ru/tuberculosis-diagnostics.php.


  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru