Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Дом Рубенса Щедрый дар Божий » Влияние Италии » Золотой фундамент » Король художников » Радость всем -
горе одному
» В поисках мира » Возрожденная
молодость
» Неиссякаемая мощь »

   
   
   
Рубенс
Питер Пауль
Рубенс, 1638


1 2 3 4 5 6

К.В.Уэджвуд. "Мир Рубенса"
Исследование творчества

Радость всем, горе одному

Годы, последовавшие за возобновлением войны с голландцами в 1621 году, выдались трудными для Рубенса. Он с головой ушел в общественную жизнь, так как его неоднократно призывали послужить своей стране в качестве посланца мира. Но объем его художественной продукции продолжал расти, и он принимал самые крупные в своей жизни заказы. Сам он испытал жестокий удар судьбы, положивший конец его счастливой семейной жизни. В первый год возобновления военных действий художник продолжал писать картины и наслаждаться семейным счастьем. Однако иногда бои проходили так близко от Антверпена, что в его мастерской дрожали стекла от гула пушечной канонады. Его слава давно вышла за пределы границ Испанских Нидерландов, чему во многом способствовала продажа его гравюр, за процессом изготовления которых он сам ревностно следил. У большинства европейских знатоков искусства имелись одна или даже несколько подлинников Рубенса - большая картина со сценой охоты, или каким-нибудь волнующим мифологическим сюжетом, или даже с эпизодом из истории Ветхого Завета. Его бывшие генуэзские покровители заказывали эскизы для гобеленов, которые сходили с ткацких станков в Брюсселе. Расписанные им алтари оживляли интерьер церквей в Италии и Германии, как и на всей территории Нидерландов.
Сограждане Антверпена часто любовно называли Рубенса «Апеллесом нашего века», награждая его именем самого знаменитого греческого живописца античности. Рубенс стяжал славу для города, куда устремился поток покупателей. Путешественники, выражавшие малейший интерес к миру искусства, часто делали большой крюк, чтобы заглянуть в Антверпен, посмотреть на его коллекцию картин и статуй, а также понаблюдать за работой мастера в его мастерской. Шумный успех обычно порождает пустые похвалы, а также излишний спрос на произведения гениального художника. Все это не может не снизить требовательности к себе, не источить силу воображения. Но Рубенс никогда не оказывался ниже установленных им самим высоких пределов, ему никогда не приходилось занимать ни внутренней энергии, ни новых идей, чтобы осуществлять их на практике. Даже в расцвете славы каждое новое произведение он создавал с максимальной концентрацией всех своих творческих сил, с тем же восторгом и энтузиазмом, что и свои первые работы в Италии. Он на самом деле любил искусство, оно никогда ему не приедалось, никогда он не испытывал творческого упадка, чем зачастую грешат даже самые великие люди искусства. Племянник Рубенса, который провел большую часть молодости под присмотром своего дяди, оставил нам живое описание распорядка его дня, всегда заполненного работой, физическими упражнениями, регулярными отправлениями церковных служб. Каждое утро Рубенс вставал в четыре часа, чтобы послушать мессу. Позавтракав, он шел в мастерскую. Там он работал приблизительно до пяти вечера, но его продолжительный, утомительный рабочий день прерывался на несколько минут из-за прихода посетителей, с которыми он живо беседовал, продолжая рисовать. Когда визитеров не было, он диктовал секретарю письма или просил кого-нибудь почитать ему главу-другую из книг его любимых авторов. Что касается литературы, то у Рубенса был разносторонний, не ограниченный никакими рамками вкус. Ему нравились многие писатели, выражавшие в своих сочинениях разнообразные взгляды, включая и религиозные. Больше всего он ценил старинные книги, а также книги о путешествиях, где он искал нужную ему информацию и идеи, которые тут же на лету схватывал, воспламеняя ими свое воображение.
Во время работы он мало ел. Обычной легкой закуской в XVII веке был бутерброд с сыром, к которому Рубенс добавлял фрукты из своего сада, когда был сезон. Семейный обед происходил обычно в конце рабочего дня. Несомненно, это была типично фламандская трапеза, где подавалось жаркое, рыба, яйца, пирожки и пирожные, и все это обильно запивалось пивом местного производства или же французским или рейнландским вином. Рубенс и ел, и пил умеренно. Летом, по вечерам он пешком отправлялся куда-нибудь подальше от дома, чтобы подышать свежим воздухом на природе. Иногда он совершал прогулки верхом. Он был отличным наездником и умел грациозно держаться в седле. Рубенс теперь был достаточно богатым человеком, чтобы позволить себе держать пять отличных скакунов. Две лошади, которые неоднократно появляются на его полотнах, - одна серая в яблоках с длинным хвостом, а другая гнедая, благородных кровей, с белой звездой на лбу, - вероятно, были его любимицами. Так как его мастерская была постоянно открыта для посетителей и друзей, сам Рубенс редко выходил из дому, разве только чтобы посетить мастерские интересующих его художников или зайти с визитом к друзьям. Среди его самых близких друзей следует отметить бургомистра, очень образованного человека Антверпена Николаса Рококса, известного ученого-антиквара Каспара Гевартса и владельца типографии Плантена Бальтазара Моретуса. Он написал пять портретов Рококса и Гевартса. Для Моретуса он не только делал эскизы для титульных листов его книг, но также разработал целую схему декоративного украшения его дома, нарисовав серию портретов для каждой из комнат, на которых изобразил множество персонажей - от членов семьи Плантена Моретуса до святых и мудрецов прошлого.
Рубенс был в теплых дружеских отношениях еще с одной семьей - купца Даниэля Фоурмена, занимавшегося продажей шелка и гобеленов, который жил со своим весьма многочисленным потомством - четырьмя сыновьями и семью дочерями. Старшей из дочерей была Сюзанна, привлекательная девушка с нежным остроносым личиком и большими живыми глазами. Ее несколько раз рисовали и Рубенс, и Ван Дейк. Наиболее известным и замечательным из портретов, написанных Рубенсом, было полотно «Соломенная шляпка» (на самом деле - это фетровая шляпка, отороченная бобровым мехом, что было в большой моде в те времена. Многие ученые считают, что ошибка произошла из-за значения французского слова «paille» (солома), которое в то время имело еще и другое значение - «убор». Специалисты утверждают, что такое название картине дал не Рубенс, оно появилось позже, и что это просто заблуждение: под слоем темного лака неопытный глаз мог принять фетр за солому). Широкие темные поля шляпы подчеркивают белоснежное лицо Сюзанны, блеск ее красивых глаз. На картине нет никакого заднего плана, кроме неба, и кажется, девушка купается в ясном свете весеннего дня. Ее младшая сестра Елена обещала с детства стать самой красивой в семье. Вполне вероятно, что Рубенс, который постоянно что-нибудь рисовал, заметил красивые черты лица девочки, ее жесты, и они запечатлелись в его памяти. Он нарисовал ее, как этого требует давнишняя традиция, в десятилетнем возрасте в образе Девы Марии в своей картине «Воспитание Богоматери». Продолжительная работа в мастерской не отвлекала Рубенса от полнокровной семейной жизни. Его старший ребенок Клара Серена многое унаследовала от матери, в частности, ее мягкий характер, а сын Альберт с раннего детства проявлял склонность к изучению древности, чем доставлял отцу большое удовольствие. Изабелла Рубенс управляла своим большим домом с никогда не изменявшим ей хорошим настроением. Она не только постоянно приглядывала за детской, но и заботилась о том, чтобы на столе мастера всегда всё было, учитывая аппетиты многочисленных посетителей и его проголодавшихся юных помощников. По дому она работала не покладая рук, как и ее супруг в мастерской. Кое-кто из покровителей, конечно, не мог этого не заметить, и время от времени ей присылали подарки - драгоценные украшения, элегантную пару перчаток, модную шляпку.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru