Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Дом Рубенса Щедрый дар Божий » Влияние Италии » Золотой фундамент » Король художников » Радость всем -
горе одному
» В поисках мира » Возрожденная
молодость
» Неиссякаемая мощь »

   
   
   
Рубенс
Питер Пауль
Рубенс, 1638


1 2 3 4 5 6 7 8

К.В.Уэджвуд. "Мир Рубенса"
Исследование творчества

Влияние Италии

Официальное присоединение Рубенса к свите герцога произошло в октябре 1600 года, когда он в его компании совершил путешествие во Флоренцию, чтобы принять участие в одном из самых значительных событий века - королевской свадьбе. Невестой была Мария Медичи, младшая сестра жены Винченцо. Женихом был не кто иной, как король Франции. Король не смог выкроить время, чтобы присутствовать на собственной свадьбе, поэтому свадебную церемонию предстояло проводить по доверенности. Тем не менее это все равно был великолепный шанс для Рубенса. Он получил возможность не только принять участие в торжествах, но еще и осмотреть все чудеса Флоренции. Вполне вероятно, он написал портрет королевской невесты для галереи красоток герцога. Она была пышногрудой красивой блондинкой и обладала одним качеством, которое Рубенс ценил превыше всего в женщинах, - прекрасной кожей. В любом случае он посетил свадебный банкет и пришел в восторг от внутреннего убранства трапезного зала. Через весь длинный стол коромыслом изогнулась разноцветная радуга, а девушка в наряде Афины прекрасно исполнила торжественную песнь. Он использовал живописные, красочные сцены этой роскошной церемонии несколько десятилетий спустя, когда невеста (к тому времени уже вдова и престарелая королева Франции) сделала ему один из самых крупных его заказов - украсить ее парижский дворец картинами, рассказывающими историю ее жизни. Но в 1600 году Рубенс еще был только начинающим художником, который увлеченно посещал достопримечательности Флоренции, такие, как потрясающие, выполненные Микеланджело гробницы членов семейства Медичи в церкви Сан Лоренцо, и наслаждался работами ведущих флорентийских мастеров. Одним из самых замечательных был Лодовико Чиголи. В будущем Рубенс станет гигантом по сравнению с Чиголи, но этот художник в свое время был значительной фигурой, так как осмелился освободиться от груза влияния Микеланджело и от того маньеризма, который доминировал в итальянской живописи на протяжении последних пятидесяти лет. Конечно, его работы не были до конца свободны от наследия прошлого, но все же это было отступление от искаженной аффектации искусства маньеризма, которое из-за непосредственного выражения эмоций затемняло основополагающий элемент стиля барокко. Рубенс с уважением знакомился с произведениями Чиголи, особенно с составными частями алтаря, и на него произвело сильное впечатление спокойное достоинство изображаемого.
Еще большее влияние, чем искусство Флоренции, на Рубенса оказывали те произведения, которые он видел в Мантуе, которыми жил и дышал. Сам величественный дворец герцога был великолепным хранилищем предметов искусства, собранных герцогом и его предками во всех частях Италии. Ни одна подобная коллекция в Европе не могла сравниться с широтой предлагаемой для изучения тематики. Здесь были сосредоточены великие картины с изображением различных процессий падуанского мастера Мантеньи, бывшего придворным живописцем у одного из предков Винченцо в XV веке; здесь висели магические полотна Корреджо, работы Тициана и Рафаэля, произведения его самого знаменитого ученика Джулио Романо, который за шестьдесят лет до этого служил главным художником у дедушки Винченцо. В 1600 году нельзя было избавиться от распространенного тогда трюизма, что Рафаэль представлял собой последний, самый совершенный идеал. Поэтому Рубенс, работая для того же знаменитого, знатного семейства, что и Джулио, окруженный теми же работами, вероятно, чувствовал, что находится всего в одном шаге от высочайшего мастера. Джулио Романо был одним из признанных европейских мастеров и создателем стиля маньеризма в искусстве, вышедшего из позднего Ренессанса. На самом деле его слава была настолько велика, что он оказался единственным художником, упомянутым Шекспиром («Зимняя сказка», акт V, сцена 2). Джулио создал одно из величайших творений периода маньеризма - летний домик герцога в Мантуе - палаццо дель Те (Чайный домик). Это приземистое сооружение с открытыми лоджиями и бесхитростно спланированной перспективой возвышалось (и стоит на том же месте до сих пор) как свидетельство виртуозной техники и своеобразной фантазии своего создателя, который не только разработал его архитектуру, но и украсил картинами, полными богатого воображения и громадной, бьющей через край энергии. В этих работах Джулио добавил к традиции Рафаэля нечто поэтическое и весьма странное, необычное, даже передал часть своей творческой страсти. «Гибель титанов» в палаццо дель Те - это поистине яростный клубок слившихся в схватке человеческих тел и гротескных, громадных лиц, попавших в эпицентр землетрясения с низвергающимися на них обломками и разбитыми мраморными колоннами.
На Рубенса, без всяких сомнений, творчество Джулио оказало свое влияние. В Венеции он впервые увидел все великолепие расписанных яркими красками потолков. В Мантуе он мог сколько душе угодно любоваться произведениями Джулио, которые создали ему славу одного из величайших декораторов предыдущего столетия. Рубенс мог многое воспринять из смелых решений Джулио проблем живописного дизайна в применении к широким площадям стен, которые осложнялись внутренней архитектурой окон, проемов дверей, сводов и их пазух. Тридцать шесть лет спустя, когда король Испании поручил Рубенсу расписать его дворец для наслаждений и охотничий домик «Торре де ла Парада» неподалеку от Мадрида, мысли художника сразу же обратились к картинам в палаццо дель Те. В обоих местах в громадных сериях мифологических сцен, которые он изобразил для испанского короля, появились узнаваемые темы и фигуры Джулио Романо, правда, в несколько измененном виде. Путешествия Рубенса по Италии с целью самообразования, когда он находился на службе у герцога, длились долгие восемь лет. Хотя его маршруты нельзя воспроизвести точно, можно с уверенностью сказать, что он посетил Флоренцию и Геную, Пизу, Падую и Верону, Лукку и Парму, неоднократно Венецию, может, Урбино, но, бесспорно, Милан, где он сделал карандашный набросок с картины Леонардо да Винчи «Тайная вечеря». Он также дважды подолгу жил в Риме. Очень немногие художники той эпохи могли похвастаться, что знают Италию лучше, чем Рубенс. Его письма этого периода написаны на живом, правильном итальянском языке, и подписывал он их - «Пьетро Паоло», - так он подписывался до конца жизни. (Хотя мать звала его просто Питер, но, судя по всему, это ему не нравилось.) Местом первого продолжительного пребывания Рубенса в Италии стал Рим, куда его отправил герцог, весьма довольный его работой в качестве копииста, чтобы он там срисовал картины из коллекции кардинала Алессандро Монтальто. Летом 1601 года художник впервые вступил в Вечный город - великий, развратный, несравненный, сердце католического христианства, центр классических штудий, художественная сокровищница для всего мира.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru