Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Дом Рубенса Щедрый дар Божий » Влияние Италии » Золотой фундамент » Король художников » Радость всем -
горе одному
» В поисках мира » Возрожденная
молодость
» Неиссякаемая мощь »

   
   
   
Рубенс
Питер Пауль
Рубенс, 1638


1 2 3 4 5 6

К.В.Уэджвуд. "Мир Рубенса"
Исследование творчества

Щедрый дар Божий

Вначале в судьбе Питера Пауля не все складывалось гладко. Мать определила его на некоторое время в пажи к вдове графа Филиппа де Дален, Маргарите де Линь. Так начинался обычно путь молодого человека из хорошей семьи с ограниченными средствами, чтобы в конце концов занять достойное положение в обществе. Учтивый паж с хорошими манерами мог рассчитывать на повышение, а с возрастом - и на важный и ответственный пост у какого-либо вельможи, а следовательно, и на определенную роль в управлении государством. Так начиналась не одна знаменитая политическая карьера. Рубенс научился изысканным придворным манерам в доме графини Лален, но уже тогда он хотел стать художником и несколько месяцев спустя убедил свою мать забрать его со службы у графини и определить учеником к художнику. В Нидерландах тогда преобладала традиционная система подготовки живописцев. Кандидат в художники познавал свое искусство, как и все другие ученики, с помощью ручного труда в мастерской мэтра. Он растирал сухие краски, смешивал их, готовил и грунтовал холсты, мыл кисти и палитру хозяина, осваивал мимоходом искусство, когда у мастера появлялось свободное время, чтобы показать ему, как надо рисовать карандашом и писать кистью. Выбор первого мастера Рубенса, судя по всему, оказался случайным, благодаря родственным связям: Тобиас Верхахт женился на родственнице Марии Рубенс. Он был ничем особенно не выделявшимся пейзажистом - рисовал ландшафты небольших размеров, на которые всегда существовал спрос, но Рубенс не мог многому у него научиться. Очень скоро он перешел в мастерскую более универсального художника Адама ван Ноорта, у которого пробыл в учениках около четырех лет, потом стал учеником одного из самых замечательных антверпенских художников Отто ван Веена.
Отто ван Веен, или Вениус, как ему нравилось произносить свою фамилию на латинский манер, обладал многими великолепными качествами. Он был человеком ученым, с превосходным вкусом, одним из членов элитарной группы «романцев», художников, когда-то учившихся в Италии, чьи произведения были пронизаны гуманистическим духом Ренессанса. Работы Вениуса были вдумчивыми, значительными, но почти лишенными жизни. Тем не менее этот художник оказал серьезное влияние на эстетическое образование Рубенса, он привил своему ученику тщательное изучение композиции, стимулируя у него интерес к интеллектуальным аспектам их общей профессии. Вениус особенно славился своими знаниями символов, таких художнических образов, с помощью которых можно было визуально передать абстрактные идеи. Такие символы теперь применяются в живописи очень редко, так что немногим из нас они известны. Например, голубь с оливковой ветвью обозначает мир, весы - правосудие, лавровый венок - победу. Однако в XVI столетии пропаганда идей через символы была общепринятой формой искусства как народного, так и возвышенно-интеллектуального. Святые, конечно, обладали собственными атрибутами. Символом святой Екатерины было колесо, на котором она приняла пытку, Марии Магдалины - сосуд с нардовым миром, которым она умащала ступни ног Иисуса, для святого Иеронима - лев, с которым он подружился в пустыне. Но даже на портретах, аллегориях и светских картинах использовались различные символы, служащие бессловесными комментариями. На картинах птицы, цветы и животные изображались с вполне определенной целью. Заяц означал бдительность, кот или кошка - свободу, змея - мудрость. Разные цветы указывали на разные добродетели, а если их лепестки опадали, то это означало эфемерность молодости и красоты. От каждого художника требовались знания таких символов, и для их объяснения существовали даже специальные учебники. Не слишком запутанные символы приводили всех в восторг, образованным людям нравилось расшифровывать скрытый смысл изображений на картинах. Такая ученая игра придавала интерес даже самым приземленным работам. Но в руках гения этот прием мог создать бесконечно разнообразные видения, вызывающие неподдельное наслаждение. Накопленные в течение всей жизни огромные знания символов служили Рубенсу горючим, способным воспламенить его воображение. Ему ничего не стоило передать свои идеи (или идеи его патрона) в собрании визуальных образов. Основы этих знаний были заложены в мастерской Вениуса, которым он всегда восхищался. Он всю жизнь оставался его преданным другом.
Какими же еще были источники его художнического образования в эти формирующие его личность годы? Дружба с молодым Бальтазаром Моретусом, внуком и наследником основателя типографии, который знакомил его с последними публикациями, сошедшими с печатного станка своего отца. Там Рубенс мог видеть множество прекрасно изданных книг, некоторые из них с иллюстрациями, например, несколько известных книг по ботанике с вкладными гравюрами. Однако впоследствии источником его вдохновения был не печатный станок Плантена, а Библия в картинках, напечатанная в Базеле в 1576 году со 170 гравюрами на дереве, выполненными по рисункам выдающегося швейцарского гравера того времени Тобиаса Стиммера. Скорее всего, эта книга попала в дом к Рубенсам в то время, когда они только что приехали в Кёльн, и наверняка она возбуждала и волновала пытливого ребенка. Но все это лишь догадки. Известно наверняка только одно - Рубенс был очарован иллюстрациями Стиммера и как в бытность свою студентом, так и в зрелом возрасте постоянно говорил о том, что он в долгу перед этим художником. В возрасте двадцати одного года после семилетнего ученичества Рубенс в 1598 году был принят в гильдию Святого Луки, антверпенскую ассоциацию художников и ремесленников. Хотя у него пока не было собственной студии и он продолжал еще целых два года работать у Вениуса, ему теперь разрешалось брать учеников, что он и сделал, взяв к себе в ученики Деодатуса Дель Монте, сына антверпенского серебряных дел мастера. О работе Рубенса в это время нам мало известно. Очевидно, он пользовался высокой репутацией, иначе у него не было бы учеников. Он, вероятно, был в это время весьма плодовит, что было свойственно его натуре. В это время у матери хранилось уже несколько его картин, так как она с гордостью говорила о них в своем завещании. Но существует только одна подписанная им работа за все эти годы - полностью завершенный портрет молодого человека, чье выписанное твердой рукой лицо кажется живым.
Рубенс, конечно, был хороший художник. Но отнюдь не вундеркинд. Он не проснулся однажды утром знаменитым, как это произошло с юным Антонисом Ван Дейком несколько лет спустя. У него еще не было ничего такого, чтобы поразить, удивить старших собратьев по ремеслу. Он все еще учился, приобретая все, что возможно, на примере старших антверпенских художников, причем сам проявлял стараний и усердия гораздо больше, чем его учителя. С профессиональной точки зрения он достиг зрелости довольно поздно, но это произошло не из-за его врожденной медлительности или недостатка природных дарований. О быстроте его восприятия и уверенности руки можно судить уже по самым ранним рисункам. Кажется, он намеренно сдерживал себя, противодействуя своим поразительным способностям во имя самодисциплины. Очень немногие художники с таким явным талантом так долго, с такой методичностью работали над основами своей техники.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru