Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Дом Рубенса Щедрый дар Божий » Влияние Италии » Золотой фундамент » Король художников » Радость всем -
горе одному
» В поисках мира » Возрожденная
молодость
» Неиссякаемая мощь »

   
   
   
Рубенс
Питер Пауль
Рубенс, 1638


1 2 3 4 5 6 7

К.В.Уэджвуд. "Мир Рубенса"
Исследование творчества

Золотой фундамент

На протяжении двадцати пяти лет Рубенс делал иллюстрации для титульных листов всех книг своего брата, от подготовленного Липсиусом издания о философских сочинениях Сенеки до трактата по оптике. Для этого он пользовался весьма простым способом, требующим не очень много времени. Моретус обычно за несколько месяцев до выхода очередной книги давал ему знать, какие нужны для нее иллюстрации. На досуге Рубенс делал эскизы, а потом, в свободное от основной работы время, продолжал их разрабатывать, придавая им форму рисунков, пригодных для гравюр. Такая способность с пользой для себя тратить каждую минуту была главным секретом гигантской производительности Рубенса. А секретом его финансового успеха была справедливость называемой цены: он брал за свою работу ровно столько, сколько, по его мнению, она стоила, ни больше, ни меньше. Он, конечно, мог бы запросить гораздо более высокую цену за свои наброски, сделанные в свободное время, но считал, что не вправе этого делать. Рубенс проявлял интерес к гравированию не только в силу необходимости создания иллюстраций для книг, выпускаемых Моретусом. В то время, когда еще не была изобретена фотография, все любители искусства для пополнения своих познаний о любимом предмете были вынуждены полагаться на случайную поставку написанных маслом копий с картин и на гравюры. Рубенс с присущей ему сообразительностью очень скоро осознал, что художник, умело организовавший производство гравюр со своих картин, вправе рассчитывать на их широкое распространение, не оставляя ничего в этом серьезном деле на волю случая. Сам Рубенс не занимался гравированием, но он отлично владел этим искусством, чтобы приспособить к нему свой стиль рисунка. Он очень заботился о качестве гравюр и любил сам наблюдать за процессом их создания. После возвращения в Антверпен он обращался ко многим граверам и наконец остановил свой выбор на одном из них, который целиком удовлетворял его запросам. Им оказался талантливый, умеющий все тонко чувствовать Лукас Форстерман, который добился поразительных результатов в этом искусстве, сумев передать даже самые незначительные оттенки светотени. Через несколько лет, благодаря типично рубенсовскому сочетанию артистической виртуозности с деловой жилкой, гравюры с его картин распродавались в громадных количествах не только в Объединенных провинциях и во Франции, но и в Испанских Нидерландах, принося ему значительный доход. К середине 20-х годов XVII века у его гравюр образовался свой рынок в Англии, Германии и Италии.
Когда Рубенс женился, у него не было своего дома, и он после свадьбы жил у своего тестя. Но через два года у них с женой родился первый ребенок, девочка по имени Клара Серена, и их семье понадобилась дополнительная площадь. По мере того как возрастал объем его работы, ему требовалось все больше места не только для хранения собственных картин, но и для того, чтобы разместить своих учеников, которые собирались в его доме для работы с мастером. Он писал своему другу в Брюссель: «Я просто не в силах принять рекомендованного тобой молодого человека. Со всех сторон меня засыпают заявлениями. Некоторые молодые художники годами учатся у других мастеров, ожидая, когда у меня появится вакансия... Должен сказать тебе со всей искренностью, без всякого преувеличения, что мне пришлось отказать более ста просителям, в числе которых были и родственники моей жены, что, конечно, не могло не вызвать неудовлетворения среди моих лучших друзей». Поэтому Рубенсу пришлось купить себе дом. Это был удобный, выложенный камнем и кирпичом особняк с островерхой крышей, построенный девяносто лет тому назад, - он и сейчас стоит на своем месте, правда, подвергся значительной реконструкции. У него был большой двор, сад и прилегающий к нему участок земли. Он купил этот дом, намереваясь значительно его расширить, и после того, как он туда переехал, в течение еще нескольких лет там шли строительные работы. Кроме красивых изразцовых печей и покрытых плиткой полов, в особняке ничего претенциозного не было, и Рубенс решил оставить все как есть. Со стороны сада он пристроил к дому выдержанный в строгих пропорциях зал, в котором выставлял античные бюсты и статуи, либо собранные в его бытность в Италии, либо приобретенные впоследствии, после его возвращения на родину. На открытом участке земли, прилегающем к дому, он построил просторную мастерскую. Второй этаж предназначался для его учеников и помощников, а первый - исключительно для него самого. Мастерская была сделана из камня на итальянский манер, с фронтонами над окнами, а ее внешние стены он богато украсил резьбой по камню и бюстами. Мастерская соединялась с домом чередой грациозных, воздушных колонн. Открытое пространство позади дома и мастерской было отделено от сада каменной стеной и превращено в удобный дворик, где он расставил статуи, а в стене проделал три арочные двери, через которые можно было видеть сад и маленькую, построенную в классическом стиле, беседку.
Вскоре после того, как они обустроились в новом доме, Рубенсы взяли к себе на воспитание ребенка брата Питера, их племянника Филиппа, а через несколько лет у супружеской четы родились два сына, Альберт и Николас. Семейный круг замкнулся. Домашние дела у Рубенсов шли успешно, и стремительно развивалась художническая карьера Питера Пауля. Но ему приходилось время от времени испытывать неудачи. Одна из них была связана с заказом большого алтаря для главного собора Гента, церкви Святого Бавона. Рубенс разработал великолепный триптих, и даже по его маленькому эскизу так называемой «модели», которая сохранилась до наших дней, можно легко себе представить, что за чудесный алтарный триптих мог выйти из-под его кисти. Но в самый ответственный момент в Гент был назначен новый епископ. Он, как жаловался в письме к эрцгерцогу Рубенс, «даже не взглянув на мой эскиз... позволил себя убедить в необходимости поставить самый нелепый высокий алтарь вообще без художественного изображения». Спор Рубенса с епископом длился несколько лет и наконец завершился компромиссом. Рубенс нарисовал одиночную картину, куда менее амбициозную, чем прекрасный, большой, задуманный им с самого начала, триптих. Но горечь его разочарования затмил необыкновенный успех его росписи алтаря, выполненной им в период с 1611 по 1614 год для Антверпенского собора. Он был заказан художнику «аркебузьерами», одним из многочисленных в то время полувоенных братств в Нидерландах, для бокового придела, выделенного им для молитв в этой главной городской церкви. Они попросили Рубенса написать триптих только с четырьмя картинами - центральную панель с примыкающими к ней на петлях боковыми «крыльями», с изображениями на обеих сторонах, причем их патрон, святой Христофор, который, по христианской легенде, когда-то перенес Христа через реку, должен обязательно присутствовать на картине.

« назад     вперед »


  Социальная реклама: » Купить тренажер вумбилдинг подробно.


  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru