Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Дом Рубенса Щедрый дар Божий » Влияние Италии » Золотой фундамент » Король художников » Радость всем -
горе одному
» В поисках мира » Возрожденная
молодость
» Неиссякаемая мощь »

   
   
   
Рубенс
Питер Пауль
Рубенс, 1638


1 2 3 4 5 6 7

К.В.Уэджвуд. "Мир Рубенса"
Исследование творчества

Возрожденная молодость

Потребность в перемирии с голландцами теперь чувствовалась как никогда остро. На финансовую помощь от Испании больше нельзя было целиком полагаться, а война на суше обернулась постоянными неудачами для Испанских Нидерландов из-за невыплаты денежного содержания в армии и недовольного войной местного населения. В августе 1632 года голландцы захватили расположенную на границе крепость Маастрихт и угрожали Брюсселю. Они не спешили с наступлением на Брюссель не из-за мужества, проявляемого его защитниками, а из-за собственной неуверенности. Сами захватчики все больше задумывались над тем, не сможет ли какое-то буферное дружественное государство, расположенное между Голландской республикой и проявляющей все большую агрессивность на юге Францией кардинала Ришелье, послужить полезной для них цели. Перемирие или даже прочный мир, заключенный с Испанскими Нидерландами, могли помочь реально этого добиться. Поэтому, надеясь на мирное урегулирование с голландцами и руководствуясь своей лояльностью по отношению к эрцгерцогине, Рубенс согласился продолжать свои конфиденциальные переговоры. Но сложившаяся в стране ситуация оказалась столь напряженной и противоречивой, что он сам стал причиной недопонимания со стороны своих сограждан. Когда он обсуждал с голландским послом в Лондоне Иоахими будущее Нидерландов, то с удивлением узнал, что голландцы не желали заключить мир с Испанскими Нидерландами до тех пор, пока Юг не присоединится к Северу, чтобы повести совместную борьбу против Испании. Но подобные соображения были немыслимы для такого преданного власти католика, как Рубенс, хотя их вполне разделяло постоянно растущее число его соотечественников, осознавших, что несет им продолжающаяся война, и давно забывших о тех благодеяниях, которыми они были вначале обязаны правлению эрцгерцогини, и теперь все настойчивее осуждали военный конфликт, игравший явно на руку Испании.
Все эти недовольные люди не понимали, что, к несчастью для них, не существовало никакой приемлемой альтернативы. Уже поздно возрождать старинную конфедерацию Нидерландов, как это когда-то было. Если даже Югу удастся сбросить с себя ярмо Испании, которая все же защищала страну, то он неизбежно будет вынужден подчиниться экономическому и политическому господству Севера, что, конечно, не принесет ему никаких ощутимых выгод в торговле и к тому же глубоко заденет их национальную гордость. Тем не менее всеобщее недовольство народа росло, вселяя нешуточную тревогу, и тогда осенью 1632 года эрцгерцогиня созвала Генеральные штаты, представительную Ассамблею Испанских Нидерландов, впервые за последние тридцать два года. Делегаты настаивали на проведении мирной инициативы, но не в частном порядке, в виде переговоров с принцем Оранским, как рассчитывала Изабелла, а официально, с голландскими штатами. Эрцгерцогиня, которая, как и многие правящие особы, считала, что государственные дела нужно улаживать на основе личных взаимоотношений, с большой неохотой согласилась направить официальную делегацию в Гаагу, но в то же время приказала и Рубенсу отправиться туда. Такое решение возмутило делегатов, они отказывались верить ее словам, что командировка Рубенса преследует цель оказать им помощь в работе своими советами. Они подозревали (и не без причины), что она снабдила его секретными инструкциями. Руководителем делегации был высокомерный герцог Аерскот, которому всегда не нравилось возвышение Рубенса при дворе. Остановившись в Антверпене по дороге в Гаагу, он сообщил Рубенсу, что ожидает его у себя с докладом. Но Рубенс, подчиняясь приказам эрцгерцогини, проигнорировал его вызов. Аерскот пришел в ярость. «Я мог бы отказаться от сомнительной чести ответить вам, - писал он Рубенсу, - так как вы не только пренебрегали своими обязанностями, отказавшись посетить меня лично, но еще имели наглость написать мне записку, которая вполне уместна только в отношениях среди равных... Мне остается только сказать вам, что я буду очень доволен, если вы сможете в будущем осознать, как люди вашего ранга должны вести себя по отношению к представителям высшей власти».
Аерскот с нескрываемым ликованием отправил копию своего письма в Генеральные штаты. Такое публичное оскорбление сделало невозможным дальнейшее участие Рубенса в переговорах. Они теперь начались без него и оказались такими же неуспешными, как и те, которые до этого он вел сам. В некотором роде публичное оскорбление, нанесенное Аерскотом Рубенсу, помогло ему восстановить среди своих соотечественников бывшую популярность. Он всегда действовал, проявляя несгибаемую преданность эрцгерцогине, законной правительнице Испанских Нидерландов, однако возникшая за последние несколько месяцев трудная ситуация поставила его в незавидное положение, превратив в мишень для яростных критических нападок в Генеральных штатах за то, что он якобы больше отстаивал интересы Испании, чем своей собственной страны. Как только испанское правительство утратило свою популярность, то жесточайшей критике стали подвергаться те, кто хранил ему прежнюю лояльность. Однако многие годы соотечественники гордились славой Рубенса, они выражали ему благодарность за то, что он своим великим талантом заставил уважать их страну, возвышал ее, за то, что он сумел преодолеть все соблазны и не покинул Фландрию ради выгодной работы за рубежом, - в Англии или Испании, Франции или Италии. Оскорбительное поведение герцога Аерскота по отношению к такому человеку вызвало негодование даже у его горячих сторонников, и в результате как популярность Рубенса, так и его репутация были восстановлены.
В конце 1633 года умерла эрцгерцогиня. Она была покровительницей и другом Рубенса почти четверть столетия. В рамках отношений королевского правителя и подданного на самом деле существовала искренняя дружба, основанная на взаимоуважении и взаимопонимании, и Рубенс горько оплакивал эту волевую женщину. С ее смертью, однако, он получил возможность снова вернуться к частной жизни. Теперь он как художник, а не как политический советник приветствовал ее преемника, того человека, которому предстояло возглавить правительство Испанских Нидерландов.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru