Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Елена Фоурмен, жена Рубенса Введение »
Антверпен - Италия - Испания »
Растущая слава »
Галерея Марии
Медичи »
Дипломатическая деятельность »
Последнее
десятилетие
»

   
   
   
Дети Рубенса
Альберт и Николас Рубенсы, дети художника

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Петер Пауль Рубенс. Письма. Документы

V. Последнее десятилетие. 1630-1640

Рубенс - Жербье

Антверпен, 12 апреля 1632 г. [флам.]
Милостивый Государь.
Возвратившись домой, я нашел охранную грамоту французских привилегий, письмо Вашего Превосходительства и письма кавалера дю Жара и господина Хуана Мария. Не важно, что печать сломана, ведь от этого охранная грамота не менее действительна. Я очень признателен Вашей Милости за заступничество и от всего сердца благодарю Вас. Я не замедлю также засвидетельствовать мою признательность кавалеру дю Жару, как он этого ожидает. Он весьма замечательный человек, и ему всегда удается быть в чести у самых важных лиц. Молю Бога, чтобы это всегда шло ему на благо, и надеюсь, что так и будет. Ваше Превосходительство получит это письмо через посредство аббата Скалья, с которым я говорил о деле Бискара; я полагаю, что Ваше Превосходительство удовлетворит его по этому поводу, потому что Бискара Жестоко обвиняет аббата, он заранее получил более чем исчерпывающие сведения обо всем от других лиц и приехал главным образом затем, чтобы заставить его высказаться [Приписка на полях: Я удивлен, что господин Хуан Мария написал мне и требует в подарок картину моей кисти; мне казалось, что мы уже давно забыли друг друга]. Я с прискорбием узнаю, что французы стараются повредить Вам в глазах Ее Высочества и наших Министров. Ваше Превосходительство не должны чрезмерно огорчаться этим, так как Вы зависите только от своего Короля, однако это безусловно затрудняет ведение дел. Я вовремя удалился от дел и никогда в моей жизни не оплакивал так мало какое-либо свое решение. Так как мне больше нечего сказать Вашему Превосходительству, я шлю мои приветствия, а также приветствия моей жены Вам и Вашей супруге и остаюсь Вашего Превосходительства верный слуга
Пьетро Паоло Рубенс.

Рубенс – Фредерику-Хендрику Оранскому

[Антверпен], 13 декабря 1632 г. [франц.]
Монсеньер.
Светлейшая Инфанта приказала мне сообщить Вашему Превосходительству следующее: она считает нужным, чтобы я в ближайшем времени отправился в Гаагу, дабы споспешествовать господам представителям наших Генеральных Штатов, разъясняя и подтверждая некоторые пункты, лично мне хорошо известные. В связи с этим я от ее имени прошу Вас получить от господ Штатов Соединенных Провинций паспорт для меня и двух-трех слуг. В паспорте следует упомянуть только звание секретаря Тайного Совета Короля Испании. Надеюсь, что Ваше Превосходительство окажет эту любезность Ее Высочеству и примет уверения в том, что я поистине являюсь Вашего Превосходительства покорнейшим слугой.
Пьетро Цаоло Рубенс.

Воспользовавшись этим случаем, я надеюсь дать Вашему Превосходительству столь обоснованные разъяснения по поводу нашего молчания, что Вы сами согласитесь с тем, что невозможно было поступить иначе, не нанеся ущерба делу.

Рубенс – герцогу Арсхоту

Антверпен, 29 января 1633 г. [франц.]
Монсеньер.
Я был весьма огорчен, узнав, что Вы, Ваше Превосходительство, проявили неудовольствие но поводу моей просьбы о паспорте, ибо я действую честно и, поверьте, всегда готов дать полный отчет в своих поступках. Уверяю Вас, мои Повелители не приказывали мне ничего иного, кроме как служить Вашему Превосходительству, всеми средствами споспешествуя этому делу, столь необходимому для службы Королю и для сохранения родины, что я счел бы достойным смерти всякого, кто ради частных интересов чинил бы задержки. Однако я не вижу никакого неудобства в том, чтобы я привез мои бумаги в Гаагу и передал в руки Вашего Превосходительства единственно с целью покорнейше служить Вам, поскольку я более всего на свете желал бы доказать на деле, что я являюсь и пр.

Герцог Арсхот - Рубенсу

Антверпен, 30 января 1633 г. [франц.]
Господин Рубенс.
Из Вашей записки я узнал, что Вы огорчены проявленным мною неудовольствием в связи с Вашей просьбой о паспорте, что Вы действуете честно и заверяете меня, будто Вы готовы дать отчет в своих поступках, Я мог бы и не оказывать Вам чести моим ответом, поскольку Вы уклонились от обязанности явиться ко мне лично и самонадеянно написали мне письмо, а это годится только для тех, кто равен до положению. Я был в гостинице с одиннадцати часов до половины первого и вернулся туда вечером в половине шестого, так что Вы имели достаточно времени для разговора со мной. Тем не менее я готов сообщить Вам, что в Брюсселе все собрание сочло странной Вашу просьбу о паспорте после того, как мы умоляли Ее Высочество и настоятельно просили маркиза д'Айтона послать за Вами и ознакомить нас с Вашими бумагами (Вы пишете, что бумаги у Вас), и они обещали это исполнить. Мне совершенно безразлично, честно ли Вы поступаете и можете ли отчитаться в своих делах. Могу сказать одно: я буду рад, если отныне Вы узнаете, каквм образом люди, подобные Вам, должны писать таким людям, как я.

Уильям Босуэлл – сэру Джону Коку

Гаага, 3 февраля 1633 г. [англ.]
[...] Два дня назад сюда возвратились пятеро представителей противной стороны. [...] Как я слышал, сэр П.Рубенс совершенно не участвует в этом деле, главным образом из-за сопротивления указанных представителей, поскольку он не является членом их собрания, а вернее, потому, что он прямой посланец их Короля и, будучи умнее и деятельнее любого из них, он тем самым вызывает их особенную зависть.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru