Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Елена Фоурмен, жена Рубенса Введение »
Антверпен - Италия - Испания »
Растущая слава »
Галерея Марии
Медичи
»
Дипломатическая деятельность »
Последнее
десятилетие
»

   
   
   
Дети Рубенса
Альберт и Николас Рубенсы, дети художника

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Петер Пауль Рубенс. Письма. Документы

III. «Галерея Марии Медичи».
Переписка с Пейреском, Валаве и Дюпюи. 1622-1626

Что касается живописной копии камеи, то мне кажется (простите мне это), что Вы сказали слишком много для ушей человека, имеющего добрые намерения и ограниченные возможности. Я совершенно не понимаю, почему небольшое промедление может оказаться таким великим несчастьем. В Антверпене нет недостатка в верных людях, которые за мой страх доставят Вам копию в Марсель. Во всяком случае, речь идет только о развлечении, но даже если бы дело вздо о моей жизни, я не мог бы поступить иначе из-за моих постоянных путешествий. Как только я вернусь из Германии, мне придется ехать в Дюнкерк, а оттуда еще куда-то. Возможно, мне придется всю эту зиму провести в Брюсселе, но я, конечно, смогу и вдали от Антверпена сделать небольшую работу такого рода; однако невозможно исполнить ее немедленно и отослать в Париж еще до отъезда Вашей Милости, так как срок слишком краток. Несмотря на все мои настояния, я не мог добиться от брата Вашей Милости определенного ответа, что он примет этот маленький подарок, сделанный моей рукой, и я Вам весьма признателен, что Вы даете мне уверенность в этом. Но путешествия, которых требует служба моей Государыне, не терпят ни малейшего отлагательства; когда я совершу их, меня не придется понуждать исполнить мой долг, потому что я считаю для себя великой честью доставить удовольствие Вам обоим по мере моих сил. Со времени моего отъезда из Парижа я не получал писем от господина аббата. Сердечно благодарю Вас за сообщенные сведения, в особенности за те, которые имеют отношение к английским делам; поистине такое завершение не соответствует их первоначальному блеску - по-видимому, этот еще столь грозный флот пропустил подходящее время для решительного удара. Когда я был в Дюнкерке, там стояла флотилия из двадцати прекраснейших военных судов; я видел, как восемнадцать из них отправились в Мардейк, а два последних должны были выйти в день моего отъезда. Так как, с другой стороны, я видел, что в виду порта непрерывно крейсируют 32 голландских корабля, то легко может случиться, что между этими флотилиями произойдет столкновение. Тем не менее я полагаю, что мы будем придерживаться оборонительной тактики и первые не нарушим мира; но буде английский флот предпримет что-либо против Испанского Короля, тогда, поверьте, мир увидит скверную игру. К сожалению, я принужден кончить на этом мое письмо, потому что не могу долее медлить с отъездом. Я от всего сердца целую руки Вашей Милости, прося Вас приветствовать от моего имени кавалера дель Поццо, который так одолжил меня, что мне следовало бы написать ему до его отъезда; но сейчас у меня уже нет времени для исправления моей небрежности, и я сделаю это, когда господин дель Поццо благополучно прибудет в Рим. Я покорнейше поручаю себя благоволению господина Советника, брата Вашей Милости, и остаюсь Вас обоих преданнейшим слугой.
Пъетро Паоло Рубенс.

Рубенс - Валаве

Брюссель, 18 октября 1625 г. [итал.]
Славнейший Синьор.
Только что возвратившись от границ Германии, я вынужден немедленно отправиться в Дюнкерк, дабы доложить Светлейшей Инфанте о ходе переговоров, которые мне посчастливилось закончить согласно с ее желаниями. По возвращении в Брюссель я застал письмо Вашей Милости от 26 сентября, исполненное свойственной Вам вежливости и любезности. Вы не довольствуетесь тем, что посылаете мне доказательства своей дружбы, но сверх того доставляете мне доказательства дружбы других лиц, как явствует из послания учтивейшего кавалера дель Поццо, вложенного в письмо Вашей Милости. Оно безмерно обрадовало меня: я уже давно хотел вступить с ним в переписку, но не знал, как ее начать. Теперь Вы перекинули мостик, и я не премину при первой оказии ему ответить. Но здесь говорят, что Легат возвращается прямо в Рим, и в таком случае следует подождать, пока он приедет туда. О господине аббате де Сент-Амбруазе я знаю лишь то, что мне пишет о нем Ваша Милость. Конечно, он не пишет мне потому, что ему нечего мне сообщить, и напишет, как я полагаю, в свое время. Благодарю Вас за подробный рассказ о морском поражении, нанесенном адмиралом Монморанси господину де Субизу; голландцы всецело приписывают это поражение таланту их Адмирала господина Холтена. Победа тем более несомненна, что господин де Туарас захватил остров Ре, который, по словам тех, кто знает эту местность, имеет столь исключительное значение. Я полагаю, что после такого успеха Король не захочет вступить в соглашение с ларошельцами, которые доныне были так непримиримы. Об итальянских делах здесь в точности ничего не известно; мы знаем только, что Герцог Фериа не добился успеха, и было бы лучше, если бы он ограничился обороной и не пытался нападать на других. Граф Тилли мерится силами с Датским Королем; так как для охраны различных мест он разделил свое войско на отряды по 400-500 человек в каждом, жители с помощью датских войск истребили их. Но Тилли снова захватил все эти места и жестоко расправился с населением. Князь Валленштейн прибыл туда же с сильной армией. Он послан Императором, ведет себя как тиран и по-варварски жжет города и деревни. Теперь можно сказать, что в той стране война действительно начинается. Светлейшая Инфанта и господин Маркиз все еще в Дюнкерке, где они занимаются постройкой и вооружением судов. Уезжая, я видел в порту Мардейк флот, состоявший из 21 хорошо вооруженного корабля. Девять судов были готовы выйти в море при первом попутном ветре, что, по моему мнению, весьма опасно, так как им придется пройти под пушками 32 крейсирующих в открытом море голландских судов. Мы с часу на час ждем вести об исходе сражения, но может случиться, что Вы получите эту весть через Кале раньше нас. Сейчас я не знаю больше ничего, что могло бы показаться любопытным Вашей Милости; я получил из Парижа письмо от господина Жербье и уже ответил бы ему, если бы не опасался, что он уехал, потому что это весьма давнее письмо. Он сообщает мне, что был послан к французскому двору для опровержения клеветы Отца Берюля, который вернулся из Англии весьма недовольный тем, как в этом Королевстве обращаются с католиками. Но я не верю, что господин Жербье в состоянии тягаться с Отцом Берюлем. Мне остается поручить себя Вашему благоволению и от всего сердца поцеловать руки Вашей Милости.
Вашей Милости преданнейший слуга
Пъетро Паоло Рубенс.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru