Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Елена Фоурмен, жена Рубенса Введение »
Антверпен - Италия - Испания »
Растущая слава »
Галерея Марии
Медичи
»
Дипломатическая деятельность »
Последнее
десятилетие
»

   
   
   
Дети Рубенса
Альберт и Николас Рубенсы, дети художника

1 2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21

Петер Пауль Рубенс. Письма. Документы

II. Двенадцатилетнее перемирие. Растущая слава.
Переписка с Карлтоном. 1609-1621

Сэр Дадли Карлтон - Рубенсу

Гаага, 7 мая 1618 г. [итал.]
Дражайший Синьор.
Вчера я получил Ваше любезное письмо от 28 апреля с подтверждением того, что Вы писали мне 17 марта относительно моих мраморов. В присутствии подателя письма я быстро выбрал некоторые картины из приложенного к нему списка, но теперь по здравом размышлении нахожу, что «Распятие» слишком велико для здешних невысоких домов, да и для английских домов тоже. С Вашего позволения, я возьму вместо него «Св. Себастьяна». Я не возражаю против оценок, считая их разумными, поскольку речь идет не о копиях или работах учеников, но о произведениях, целиком исполненных Вашей рукой, как и в моих древностях повсюду видна рука мастера. Я был бы весьма рад, если бы Вы взяли на себя труд приехать сюда, где мой дом будет Вашим домом, прежде чем продолжать наши переговоры, чтобы не покупать, как говорится, кота в мешке. Если дела не позволяют Вам приехать и Вы тем не менее хотите продолжать дело о нашем обмене, Вы можете быть уверены, что эта коллекция мраморов - самая редкая и ценная в своем роде; ни один государь, ни одно частное лицо по сю сторону Альп не имеют ничего подобного. Однако такие тяжелые вещи неудобны для человека, живущего в разъездах, как того требует моя служба. Если быть вполне откровенным, homo sum humani nihil a me alienum puto [я человек, и ничто человеческое мне не чуждо. - Лат.], наши желания меняются, мои же пристрастия от скульпторов перешли к живописцам, и в первую очередь к синьору Рубенсу. Чтобы уточнить наши расчеты и ускорить дело, поскольку число картин Вашей кисти недостаточно, ибо все они вместе взятые (то есть «Прометей», «Даниил», «Леопарды», «Леда», «Распятие», «Св. Петр» и «Св. Себастьян») ценой не превосходят 3500 флоринов, я предложил Вашему представителю Франсуа Питерсену разделить оплату пополам - половину картинами и другую половину брюссельскими шпалерами, отбросив «Распятие» по названным выше соображениям. Если Ваша Милость согласны, дело можно завершить в несколько дней к обоюдному удовольствию сторон, поскольку Вы хотите избежать задержки, а я в конце текущего месяца должен совершить поездку в Англию. К настоящему письму приложено письмо к агенту Короля, моего господина, в Брюсселе, оно не запечатано, чтобы в случае надобности Вы могли действовать в соответствии с его содержанием. Я пинту также одному английскому купцу, живущему в Антверпене, чтобы осведомиться о шпалерах, подходящих мне по размерам и соответствующих моему вкусу. Я делаю это, чтобы выиграть время; поскольку эти письма не имеют иной цели, их доставка зависит только от Вашего желания. В случае необходимости я устрою так, чтобы пошлина за картины и шпалеры была одинакова. Чтобы избежать дальнейших переговоров, хорошо было бы сразу закончить дело. Полагаясь в остальном на господина Франсуа, я дружески целую Ваши руки.
Готовый к услугам, Дадли Карлтон.

Рубенс – сэру Дадли Карлтону

Антверпен, 12 мая 1618 г. [итал.]
Я получил вчера вечером Ваше любезнейшее письмо от 8 сего числа, в котором Вы извещаете меня, что несколько переменили намерения: цена моих картин должна составить лишь половину цены Ваших мраморов, а другую половину Вы желаете погасить шпалерами, иначе говоря - наличными деньгами, нотому что я могу достать шпалеры только mediantibus illis [при их посредстве. - Лат.]. Мне кажется, что такая перемена произошла от малого количества картин, внесенных в мой список, потому что Вы выбрали только те из подлинных моих произведений, которыми я сам наиболее доволен. Между тем пусть Ваше Превосходительство не думает, что остальные - лишь простые копии; я так прошел по ним кистью, что было бы трудно отличить их от подлинников, хотя я назначил за них гораздо более скромные цены. Однако я не буду стараться воздействовать на Ваше Превосходительство красноречием, хотя, если бы Вы остались при Вашем первоначальном намерении, я бы мог предложить Вам чистейшие подлинники до полного покрытия всей суммы. Я предпочитаю быть откровенным и прямо сказать, что Вы, по-видимому, не расположены приобрести такое множество картин. До вполне понятным причинам я предпочел бы воспользоваться Моими картинами как разменной монетой; хотя я ни в какой мере не преувеличиваю их расценок - очевидно, что они мне ничего не стоят, и каждый знает, что люди охотнее отдают плоды, сорванные в своем саду, нежели купленные на рынке. Сверх того, я истратил в этом году несколько тысяч флоринов на украшение моего дома и не хотел бы из-за причуды выходить за пределы мудрой бережливости. Я не принц, sed qui manducat laborem manuum suarum [по тот, кто ест от труда рук своих. - Лат.], и если бы Ваше Превосходительство захотели принять на всю сумму картины, либо оригиналы, либо тщательно прописанные мною копии (особенно привлекательные своими ценами), я поступил бы вполне честно, а для определения цен я всегда охотно соглашусь на оценку знающего лица.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru