Главная       Биография       Портреты       Мифология       Пейзажи       Рисунки       Письма       Барокко       Дом    

   
Распятый Христос Распятый Христос,
1610-1611


   
   
   
Рубенс Последний
автопортрет, 1639


1 2 3 5 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 35 36

Ранние биографии Рубенса и суждения современников о нем

- Они не так противоположны, как вам кажется, - возразил Филарх, - ведь они отлично сохраняются при смешении. Смесь черного и белого дает серый, родственный и тому и другому цвету: рядом с чисто-белым он будет казаться черным, а рядом с глубоким черным пятном - белым. Подобным способом можно рассуждать и о всех других красках, сущность которых не меняется от усиления или уменьшения освещения.
- Чему же служат такие противопоставления? - спросил Дамой. Филарх ответил:
- Контрастная светотень отделяет предметы друг от друга, а иногда и делает их более яркими и заметными; она приятна и необходима. Контраст же красок следует использовать с большой осторожностью, связывая их какой-либо третьей краской, дружественной им обеим; его нужно пускать в ход только там, куда хотят привлечь взор зрителя, - например, в фигуре героя картины или иного персонажа, на который следует обратить внимание. Притом контрастные краски не должны мешать гармонии целого, как высокие голоса не мешают ей в музыке. Паоло Веронезе прекрасно разбирался во всех этих сочетаниях, по его картинам научился им и Рубенс. Он пользовался ими с большой мудростью, собирая фигуры в группы, гася их по мере приближения к краям картины и исходя из идеи единого объекта в работе над произведением. Действительно, следует видеть в картине некий механизм, все части которого созданы друг для друга и вместе порождают единый эффект. Если вы станете рассматривать их отдельно, то найдете лишь дело рук творца, тогда как весь его разум заложен в их сочетании, в их точной и верной гармонии. Разве можно из «Св. Георгия» вырезать изображение старух, благодарящих небо за появление избавителя? Глубоко ошибется тот, кто будет рассматривать эти фигуры как нечто завершенное, поскольку художник, создавая их, подчинил их целому. Он поместил их в углу картины, погасил краски и оставил исполнение небрежным и незаконченным, хотя они находятся на первом плане, для того чтобы взор устремился к центру картины, куда привлекают его сильными и яркими красками фигуры святого и девицы.
- Всегда ли Рубенс следовал этой системе? - спросил Дамон.
- Конечно, - ответил Филарх, - но она особенно заметна в больших произведениях. Этот удивительный гений знал так хорошо все эффекты красок и владел ими настолько, что мог по желанию писать картины в духе Тициана или в духе Веронезе, а то и в манере их обоих вместе.
- Как жаль, что он не всегда работал в манере Тициана! - заметил Дамон. - Ведь из всех художников Тициан наиболее тонко писал человеческое тело, а краски его особенно прекрасны.
- Он делал это, когда хотел, - возразил Филарх, - и среди картин Тициана вы не найдете такой, где краски были бы тоньше и нежнее, чем в «Андромеде». Этим произведением Рубенс показал, насколько тщательно он умел заканчивать свою работу, когда хотел и считал нужным, а другими картинами - что такая тщательность там излишня, поскольку производимое ими впечатление настолько полно, насколько это необходимо. Такая отчетливая и кропотливая манера вовсе не подходила для активного темперамента и огненного гения Рубенса; главное, он не считал нужным прибегать к ней в большинстве своих произведений по следующим двум причинам.

Во-первых, картины пишут не для того, чтобы разглядывать их вблизи, держа в руке; они должны производить впечатление на том расстоянии, с какого на них обычно смотрят, если не считать знатоков, которые, посмотрев на них с разумного расстояния, подходят ближе, чтобы видеть искусство автора. Для всякой картины существует определенное расстояние, с какого на нее нужно смотреть; она утратит свою красоту настолько, насколько зритель отойдет от соответствующего моста, чтобы приблизиться к ней либо удалиться от нее. В таком случае, тратой времени, чтобы не сказать - проявлением глупости было бы проделывать излишнюю работу, которой все равно не видно с правильного расстояния. Напротив, высшее искусство и знание проявляются в том, чтобы делать все необходимое, и только необходимое. Именно так поступал Рубенс. Он тщательно - как это сделал бы Тициан - заканчивал небольшие картины, предназначенные для рассмотрения вблизи. «Сусанна» и «Андромеда» - достаточные тому доказательства. Впрочем, следует также учитывать, что картины нередко рассматривают вблизи, и на этот случай несколько более их заканчивать. Это необходимо в портретах, к ним не только подходят близко, но даже берут их в руки. Похвала легко прописанным картинам, которые производят должное впечатление с определенного расстояния, не означает хулы по адресу живописцев, тщательно заканчивающих большие картины, как будто они предназначены для разглядывания вблизи; они могут иметь на то свои причины, нам неизвестные. Мы не вправе упрекать художника при условии, что он не загрязнил краски излишним смешиванием, или, как говорят живописцы, не «замучил» их, и живопись на расстоянии сохраняет свою силу и свежесть.

Вторая причина в том и состоит, что для тщательного закапчивания необходимо связать между собой многие оттенки различных красок, накладывая вместе и перемешивая их; такое смешение значительно снижает живость и яркость красок, особенно на некотором расстоянии. То, что вблизи кажется свежим и завершенным, при отходе мутнеет. В этом легко убедиться. Возьмите самые живые краски: красную, желтую, синюю, зеленую - и положите их рядом, они безусловно сохранят свою яркость и силу, каждая в отдельности и все вместе; если же вы их смешаете, получится цвет земли. Потому-то Рубенс всячески избегал смешивать краски, или, как говорят, «мучить» их; он ограничивался тем, что клал их на место и смешивал лишь насколько это было необходимо в соответствии с расстоянием, нужным для данной картины, в расчете, что расстояние сослужит ему величайшую службу. С таким расчетом он писал все свои картины, кроме тех случаев, когда хотел подражать вкусу Тициана, как в «Андромеде» и «Сусанне», или Паоло Веронезе, как в «Эрехфее». Так Рубенс, крепко держа в голове свою картину в целом, более заботился о том, чтобы пустить в ход всю свою машину, нежели о том, чтобы шлифовать ее колеса.
- Можно ли в картинах других художников отыскать те же принципы, которые вы нам показали в работах Рубенса? - спросил Леонид.
- Без сомнения, - ответил Филарх. - Ведь это принципы не столько Рубенса, сколько самой живописи, из которой Рубенс их извлек, размышляя об искусстве и о творениях лучших мастеров. Если вы встретите хорошие картины, то найдете в них и добрые законы живописи.

« назад     вперед »



  www.rybens.ru, 2008-2016. Художник Питер Пауль Рубенс - картины, рисунки, биография, письма. Для контактов - ask(at)rybens.ru